Cover Image

«Товарищ Мао Цзэдун — великий марксист, великий пролетарский революционер, стратег и теоретик.

Если рассматривать его жизнь и деятельность в целом, то заслуги его перед китайской революцией в значительной степени преобладают над промахами, несмотря на серьёзные ошибки, допущенные им в „культурной революции“.

Его заслуги занимают главное, а ошибки — второстепенное место»

(Руководители КПК, 1981 год)

Этот снимок сделан 7 января 2011 года.

Я стою здесь на фоне портрета Председателя, висящего над Воротами Небесного Спокойствия, входом в Гугун, «Бывший дворец», он же Цзыцзиньчэн — «Запретный Город». Снимал какой-то американец, которому я вручил фотоаппарат со словами «Хай, мэн! Плиз, шот ми!»

Перед тем я месяц кочевал по Поднебесной (строго говоря, она Серединная, а не вот это все), ездил в разные места, встречался и много общался с разными людьми.

Никак не мог понять — вот что у них на душе? Эмоции восточных лиц для нас закрыты, никогда не знаешь, вправду они тебе рады, или просто растягивают лицо в вежливой рабочей улыбке, надеясь заработать пару долларов на глупом туристе. Сам мой вопрос о Вожде и Председателе был расплывчатым по сути: а собственно, как вы относитесь к Мао Цзедуну? И всегда вызывал четкий, но непонятный ответ: «Это великий человек в истории Китая».

Как это понимать — великий? Гитлер вон, тоже был весьма известным деятелем в истории Германии, так до сих пор отплеваться не могут. И вот этот портрет — самая красноречивая характеристика отношения граждан Джун Хэ Го к своему Председателю. Наворотил и наколбасил Мао предостаточно, хватило бы на Нюренберг, Гаагский трибунал, всякие «Интернэшнл Амнести» и прочих защитников прав человечества. В Компартии Китая к нему, после смерти тоже, неоднозначно относились, много собачились промеж собой, пытаясь сформулировать внятную общую позицию. И постановили так: процентов семьдесят того, что Великий Кормчий нарулил — хорошо. Процентов на двадцать — совсем беда, как вражина был для китайского народа. Ну, и процентов десять — ничего страшного, но и никакой тебе всенародной пользы. Потому — повесили портрет, и оставили Мавзолей Вождя в покое, пусть стоит, где стоял, вместе с содержимым.

Естественно, возникает вопрос: кто считал эти проценты? Надо полагать — историки, экономисты, социологи. Учёные в Китае есть, их там много, и грамотные, реально учёные. Конечно те, кого Коммунистическая Партия Китая привлекла к подсчёту и оценке последствий. Из тех, что живут на территории Китая, а не погавкивают из-за рубежа. Другой вопрос, нафига? Зачем считать пользу и вред от исторической личности в процентах? Глупо же выглядит!..